Архив рубрики Рассказы

Дима и Света

При таком раскладе Пушкин в голову не лез. Если быть честным не лез он в голову Дмитрия Сергеевича (для друзей просто Димон) ни при каком раскладе. Расклады были следующие. Вариант первый купить помесь планшета и телефона. Вариант второй купить небольшой планшет и продолжать мечтать о нормальном телефоне. Вариант третий купить нормальный телефон и тогда остаться без планшета. Как дополнительный, осложняющей процесс выбора варианта фактор, висело в подсознании Димы желание обладать в дополнение к планшету и телефону электронной книгой. Еще одна проблема уже ехала через океан. Читать полностью »
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Новатор

Режиссёр Рюмин слыл новатором и за это его не любили. Неприятно, когда кто-то рядом с тобой придумывает всякую ерунду, иногда потрясающе тупую, и при этом нравится публике, критикам, организаторам фестивалей и прочей сволочи. Однако администрация театра, в котором служил Рюмин, его ценила, несмотря на то, что недолюбливала. Каждый раз, принимая очередную его новаторскую идею, руководители радовались очередному информационному взрыву, который непременно случался после реализации идеи, и втайне надеялись, что когда-нибудь, этот Рюмин, придумав какую-нибудь очередную ерунду, с треском провалится, дав таким образом людям возможность  реализовать свою давнюю мечту – вытереть о Рюмина ноги. Очередная идея не заставила себя ждать. На специально собранном совещании Рюмин излагал свою новую концепцию. – Ведь это же невозможно больше терпеть, – излагал Рюмин. – Ведь весь спектакль рушится! Мы месяцами работаем над спектаклем, актёры проделывают сложнейшую работу над ролью, художники, музыканты, костюмеры, гримёры…. Да что я вам рассказываю, будто вы не знаете. И всё это для того, чтобы погрузить зрителя в атмосферу! Чтобы он испытал целую гамму чувств, чтобы он…. – Рюмин поискал слова для передачи собственной мысли, не нашел и двинулся дальше. – А вместо этого в середине монолога какой-то придурок поднимает трубку и на ползала отвечает: будет, он, подлец, к ужину или нет. – Но что вы предлагаете? – Директор театра нервничал. Он всегда нервничал, когда Рюмин брал слово. А если ради этого собиралось целое совещание, то ничего хорошего это не предвещало. – Инсценировку! – таинственно улыбнулся Рюмин. – Инсценировку чего? – аккуратно поинтересовались из зала. – Смотрите. Звенит последний звонок. После этого в зале раздается объявление: просим вас выключить ваши мобильные телефоны. Конечно, большинство нормальных людей выключают эти телефоны без всяких предупреждений. Но всегда есть с десяток уродов на каждый зал, которые телефоны свои поганые не выключают. Итак, свет погас. Объявление прозвучало и тут…. – Рюмин выдержал паузу и оглядел зал. Особенного драматизма не возникло. Все-таки Рюмин был плохой актёр. Пришлось рассказывать в обычном темпе, избегая псевдо -драматических приемов. – И тут в зале раздается телефонный звонок.  Голос только что нежно просящий выключить телефоны вдруг становится грубым и резким. Всячески обзывает владельца телефона и громко требует, чтобы охрана его прибила на месте. В зал влетает охрана, хватает пакостника и пинками выталкивает его из зала. Можно с мордобоем. Можно вывести его из зала и пристрелить. Тогда публика будет впечатлена. И, я надеюсь, отрубит свои чертовы телефоны…. Естественно, это будет подставное лицо. Наш актёр из только что принятых в труппу. И охранник тоже будет актёр. Это будет этакое действие-пролог. Мы одним выстрелом убиваем двух зайцев: актёры у нас заняты дополнительные и, значит, находятся в тонусе, а не просто бегают в массовке и разлагаются как личности, и проблему эту дурацкую телефонную устраним. – А осложнений не возникнет? – директор театра не знал, что и думать, и спросил только ради того, чтобы что-то спросить. – Каких, например? – Рюмин как всегда немного ухмыльнулся, что обычно подавляло всякое сопротивление. Он мог быстро и, главное, остроумно высмеять любого, с любым предложением и возражением. – Ну, я не знаю…. – Директор и правда не знал. – Перепутает ваш «охранник», не к тому подбежит. По роже получит. – Что ж он своего коллегу опознать не сможет? Тогда он совсем дебил, и его надо гнать к чертям из труппы…. Больше возражений не последовало, и предложение было принято при одном «за» (Рюмин) и тридцати воздержавшихся. Ровно через месяц на очередном спектакле решено было опробовать хорошо отрепетированную за это время новинку. Выпускник Щепкинского театрального училища, актёр Сапогов, исполнял роль нерадивого зрителя. Артисты Шпак, Кокорин и Светлов – роль охранников. Заслуженный артист России Иванов взялся прочитать объявление и вызвать охрану. Он засел в будке звукорежиссёра, откуда был прекрасный вид на зал, взял микрофон в руку, подмигнул молоденькому звукорежиссёру и приготовился играть. Прозвучал третий звонок. Зал заполнился, и свет погас. – Уважаемые дамы и господа, просим вас на время спектакля отключить ваши мобильные телефоны,- задушевным, хорошо поставленным голосом попросил в микрофон актёр Иванов. – Благодарим вас за понимание. В зале зашебуршали самые забывчивые. Экранчики телефонов на мгновение зажигались, после чего гасли. Через минуту зал затих. «Медленным звенящим ручейком потекла музыка», – подумал Иванов, и в то же мгновение музыка действительно потекла. Слегка подсветилась сцена. Медленно поползли в разные стороны половинки занавеса. На авансцену вышел главный герой. Он постоял несколько секунд в напряженной задумчивости, затуманенным взором обвёл зал и открыл было рот, чтобы извлечь что-нибудь доброе и вечное. Но в этот момент в зале раздался резкий и противный звук. Это актёр Сапогов нажал специальную кнопочку на специальном аппарате в точно выверенную режиссёром Рюмином секунду. – Опять…. – устало выдохнул главный герой и как-то весь сник. – Ну сколько ж можно…? – Где эта сволочь? – заорал на весь зал Заслуженный артист России. Заорал так, что зал вздрогнул. – Найти его, гада, немедленно! По залу заметались  лучи осветительных приборов, на секунду останавливаясь на каждом из зрителей, отчего зритель вдавливался в кресло. Телефон продолжал надрываться. Двери распахнулись,  и в зал вбежали трое «охранников» с резиновыми дубинками в руках. – Найти и пристрелить подонка, – резвился Иванов. В луче света оказался артист Сапогов с телефоном в руке, который испуганно оглядывался по сторонам. – Я забыл, – растерянно говорил он соседям, и люди сочувственно кивали, понимая неизбежность кары. Кара, в лице трёх мордатых «охранников», агрессивно протискивалась к провинившемуся. Вот один их них подобрался к Сапогову, взял его за воротник и потащил к центральному проходу. Сапогов испуганно поддавался грубой силе. Все выглядело очень достоверно, как и хотел Рюмин. Вытащив Сапогова в центральный проход, Шпак (а это был именно он) бросил «зрителя» на пол и пнул его ногой. Зал ахнул. – Так его, скотину! – поддержал порыв товарища Иванов. Два других «охранника» подхватили Сапогова и быстро понесли его к выходу. Шпак шел сзади и продолжал пинать Сапогова. Всё это происходило в абсолютной тишине пораженного зала. Приближаясь к дверям, Шпак ловко достал из кобуры пистолет и эстетски передернул затвор. – Щас мы тебе устроим встречу на Эльбе! Ты у меня надолго запомнишь этот…. – договорить Шпак не успел. В зале раздался выстрел. Зрители испуганно пригнулись. Шпак удивленно осмотрел зрительный зал, потом посмотрел на кровавую дыру в собственной руке и рухнул на пол. Кокорин и Светлов замерли, отпустили Сапогова и, подобострастно пригнувшись, подняли руки вверх. Сапогов, старательно изображавший обездвиженное тело, свалился на пол, больно ударившись носом. – Твою мать на лесопилку…. – взвыл он, ухватившись руками за нос, из которого хлынула кровь. Над пригнувшимся зрительным залом возвышалась коротко стриженная голова крепкого мужчины. В руке у него был пистолет. Его соседка ошарашенно переводила взгляд с пистолета на «охранников» и обратно. – Витя, ты с ума сошел? Но Витя не стал отвечать на этот, в общем-то, оскорбительный вопрос. Он поднялся и быстрым шагом двинулся к «охранникам». – Ну-ка, вы  двое. Руки повыше. – И обращаясь к Сапогову, – ты как? Нормально? – тут же прощупал пульс у лежащего на полу Шпака. – Нормально. Жив, здоров. Значит ты… – Мужчина ткнул в Кокорина. – Звони в милицию и” скорую”. Быстро! Ты… – палец передвинулся на Светлова, – бегом аптечку мне! – Вы с ума сошли? – Запрокинутой головой, сквозь кровь поинтересовался Сапогов. – Товарищи! – Мужчина обернулся к зрительному залу, проигнорировав Сапогова. – Только что, на ваших глазах было предотвращено преступление. Моя фамилия Кузнецов. Я майор милиции, в смысле, полиции. Прошу вас оставаться на своих местах. Сейчас сюда прибудут следователи, и вы все будете опрошены в рамках уголовного дела, которое будет заведено по факту, свидетелями которого все вы стали. Спектакля, к сожалению, сегодня не будет. Конец.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

О женском декольте

Странные создания, честное слово. Оголят грудь черте докуда, а когда ты начинаешь на это дело заглядываться, начинают недовольно на тебя смотреть. Куда, мол, подонок, пялишься? А зачем, спрашивается, обнажала? Ответ конечно неприятный: – Ну уж точно не для тебя, придурок. Да уж. Нас таких в вагоне метро человек двадцать мается. И все смотрят. И сменяемся каждую остановку. А ей пять станций проехать надо. А потом еще пересадка и еще пять. А вечером обратно. И все ради чего? Ради него единственного и неповторимого. Но он ее на работе увидит. Мельком. И убежит, сволочь, по своим делам. Но не может же она специально для него подлеца , прямо на рабочем месте оголяться! Иди сюда, негодяй, посмотри! Глаза свои бесстыжие открой, посмотри чего лишаешься. Вот и терпит весь день. Нелёгкая женская участь….
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Обрывки цветных снов

Кто-то в плену. Этот кто-то мне очень дорог. Его привязывают к какому-то грязному, почему-то соломенному забору. Палач берет огромный ржавый грязный тесак, собираясь отсечь голову. Некто сидит в плетёном кресле-качалке. Удовлетворенно смотрит на процедуру приготовления к умерщвлению. В предвкушении зрелища, а может, по каким-то другим причинам, посмеивается.  И тут дверь распахивается и на пороге я, весь в белом. Белый костюм тройка, белые лакированные туфли, и белая элегантная шляпа. Враги в ужасе. Пленник счастлив. Всё, как-то само собой, без подробностей, разрешается самым наилучшим образом. Разрыв МКАД. По дороге, плотным агрессивным потоком несутся машины. Одна из них (очень дорогая иномарка), несётся обгоняя и без того резвый поток. Автомобиль постоянно перестраивается, каждую секунду создавая опаснейшие ситуации. И вот в очередном перестроении, водитель не справляется с управлением. Его заносит, он становится на два колеса, и проехав по диагонали через три оставшиеся до разделительных бетонный блоков полосы, врезается в ограждение и отскакивает назад. В него врезается сразу две машины, они тоже отлетают назад, и кажется неизбежной крупнейшая в мировой истории автомобильная авария. В остановившиеся машины должны врезаться еще и еще и еще. Они будут взлетать, кувыркаться. Там будут гибнуть люди. Дети, женщины…. И все это из-за одного богатого недоумка…. Но, как вы догадались появляюсь я, весь в белом. Поднимаю руку и все разрешается самым благополучным образом. Никто не погиб, никто не пострадал, все машины продолжают двигаться по своим делам, и только богатый недоумок, вместе со своей машиной, залетел на бетонный блок, и удивленно наблюдает за проносящимися мимо автомобилями…. И снова разрыв. Тропический лес. Снова кто-то, кто мне очень дорог. Скорее это она. Она стоит в куче копошащихся змей. Куча немного выше ее щиколоток. Она в шоке. Лицо белое. Глаза огромные. Ее трясет. Змеи шебуршатся и никакой агрессии не проявляют, однако я понимаю чувства дамы. Она еще молодцом. Держится. Я бы наверное от страха уже умер, и не понадобился бы мне никто в белом. Однако она жива. И я нужен. Естественно в белом. Я появляюсь и змеи замирают. Они чувствуют мою силу. Мой магнетизм. Мою волю. И в испуге отползают, уважительно кланяясь мне.  Все разрешается самым наилучшим образом. Я просыпаюсь и понимаю, что страдаю тяжелой формой мании величия, мании преследования, легко поддаюсь манипуляциям, являюсь отличной почвой для различных фобий. Не понятно одно. Какого хуя я в белом?
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Недочеловеки

Иду я как-то по улице. На остановке сидит два бомжа. Мужчина и дама егойная. Страсть какие страшные: грязные, сопливые, опухшие все до последней возможности (впрочем, может и не до последней. С последней я не очень знаком). Сидят – целуются-милуются. Поглядел я на них и что-то у меня там в душе шевельнулось. А надо сказать, что парень я крепкий, с душою недоброй. Поэтому, боюсь я когда в ней что-то такое шевелится. Это что-то никогда не бывает добрым. Мне, признаться, за него стыдно бывает. Так вот чувствую, зашевелилось. Неприятие и непонимание. Животные. Ну, или как минимум недочеловеки. Вот чего они сидят и целуются? Жизнь у них налажена? Ремонт они, будь он неладен, закончили? Чего они тут копошатся, мне обзор портят? Плюнул я и ушел. А утром еду на работу на машине. А тут эти, с мигалками. Мимо меня так и шныряют. А полицай скотина (докатились  2012 год, а тут опять полицаи рулят) взял дорогу и перекрыл. Видимо особо важный конц… контрацептив поехал. И тут чувствую: в душе что-то ворочается. А про душу-то я уже говорил. Что это они о себе мнят? Что я им недочеловек, что они вперед меня лезут? А может я животное по ихнему? Чувствую – закипаю. Но тут слава богу песня моя любимая по радио заиграла. Веселая такая. Про лето. Ну, я звук прибавил и успокоился.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Спорт это хорошо….

Спорт это хорошо…. В большинстве случаев. Возьмем такой вид спорта как поиски места для занятия спортом. Это очень увлекательно и занимательно. Все, конечно, зависит от вида спорта которым вы предпочитаете заниматься. К примеру, любите вы заниматься ходьбой в непогоду по лужам. Тут и искать ничего не надо. Вышел из дома – вот тебе непогода, вот лужи. Занимайся. Или, может, вы любите в шахматы играть. Взял шахматы, вскипятил чайку, посадил напротив сына, заставил его наморщить лоб, сам наморщил и вперед. А если вы любите, к примеру, футбол. О, тут не все так просто. Тут и начинается настоящее испытание. Найти десять человек в Москве желающих раз в неделю поиграть в футбол не так то просто. То есть почти невозможно. Если вы захотите выпить, народу найдется море. Покурить поменьше, потому что курят люди спокойно и в одиночестве, а выпивать предпочитают группами. Про уколоться не знаю, не искал. Но на футбол точно не найти. Но, предположим невозможное – нашли. Дальше перед вами ставится задачка посложнее этой хреновины Пуанкаре, за которую Перельман отказался получать премию. Вот смотрите: в футбол играть никто не хочет, при этом свободного временив залах просто нет. Можно найти время после 11 вечера или до 6 утра. Потом все. Вот и скажите мне: кто там играет, если играть никто не хочет? Или это алкаши там пиво пьют? Далее. Стоимость аренды зала примерно 2500 в час и выше. Играем два часа. 10 человек. По 500 рублей на человека. Потом заезжаем в кинотеатр и смотрим на стоимость билета. 250-300 рублей. Теперь сопоставьте затраты кинотеатра и спортзала. Только оборудование звуковое стоит больше полумиллиона долларов. А еще есть экран, кресла, особенности ремонта, покупка копии кинофильма (от 10000 долларов). Затраты спортзала куда скромнее: немного краски, два каркаса ворот, пара лампочек. Вот товарищи экономисты вам феномен. При таких условиях цена спортзала в 2 раза выше цены билета в кино. Учтите при этом, что никто в них не хочет играть, при абсолютно забитом расписании. Задачка пля Перельмана. Вот такой вот удивительный вид спорта: поиск места для занятия спортом.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Сгорел на работе

Главный Редактор (чуть не плача): Вы аванс получили? Автор: Получил. ГР: Все в порядке? Автор: Да, отлично…. ГР: Ко мне претензий нет? Автор: Нибожемой. ГР (срываясь на крик): Так за что же вы так со мной? Автор: А что такое? ГР: Как что? Как что?! (достает листы бумаги и что-то в них ищет). Кто это вот тут написал: Путин? Да он же баран! Автор: Кто написал? ГР: Вы дорогой мой! Вы! Автор (берет листы, смотрит): Ну да, я написал. И что? ГР: Как что? Да меня же уволят. Нет, меня расстреляют. Автор: Но ведь это слова главного негодяя, которого потом наши доблестные спецслужбы благополучно уничтожат. Что ж вам не нравится? ГР: Мне не нравится формулировка. Автор: Ну поймите, главный террорист он не может любить главного борца с террористом. Это как микроб который любит антибиотики. ГР: Кто микроб? Путин? Автор: Нет. Путин антибиотик. ГР: Вы что издеваетесь? Путин антибиотик? Автор: Хотите сделать его микробом? ГР: Нет. Я просто хотел бы, чтобы он говорил что-то другое…. Автор (негромко): Я то давно об этом мечтаю… ГР: Что? Автор: Что ж вы хотите, что бы он говорил? ГР: Да пусть он вообще ничего не говорит! Автор: Нет, так нельзя. Диалоги мой конек. ГР: Ну и замечательно…. Сядьте на этого своего конька, и измените пару фраз. Две недели спустя. ГР: Нет ну это невозможно. Что вот это такое (ищет)… Вот: Я уничтожу всех русских, американцев, европейцев…. Я уничтожу весь западный мир. Кроме Путина. Автор (издеваясь): По-моему хорошо…. ГР: Это хорошо? Автор: На вас не угодишь. Я выполнил все ваши требования. ГР: Я что требовал чтобы он возглавил террористическое подполье? Автор: Там этого нет. ГР: А что есть? Автор: Террористы считают его своим главарем. Но он же в этом не виноват…. ГР: Не виноват… Автор: Послушайте, если я  сочту вас своим кумироми буду вам поклонятся, это не значит что вы должны возглавить ”Общество неудачных писателей” ГР: Мне кажется один из нас псих! Автор: И мы оба знаем кто…. ГР: А нельзя без него вообще обойтись? Автор: Без кого? ГР: Без Путина. Автор: Я-то уверен, что можно. Однако я в меньшинстве…. ГР: Я про текст, идиот вы этакий! Автор: Давайте попробуем….. Три недели спустя. ГР: Это что? Автор: Как что? ГР: Это какая-то любовная хрень, сопливо-розового цвета. Где террористы, взрывы, бои. Вы мне обещали поединок. Где поединок? Автор: Сначала я убрал Путина. В переносном смысле. Из текста. Потом убрал главного террориста, потому что ему не кому было противостоять. Соответственно главному шизику, пардон, герою, не с кем стало воевать. Пришлось ввести эту блондинистую дуру. Так как она получалась очень красивой, но откровенно безмозглой, пришлось им перестать говорить и только целоваться…. Могу добавить сексу, если хотите…. ГР: Знаете, чего я хочу? Я хочу, чтобы вы вернули аванс…. Автор: Но этого не хочу я…. ГР: Я понимаю…. Однако платить за этот тупизм я не намерен. Посему, всего вам доброго, надеюсь, больше мы больше никогда не увидимся…. Через неделю автор повесился.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Записки

Полезно перечитывать записки на коммуникаторе. Нашел много интересного, в том числе такое вот эссе… . Потрясающее впечатление производит утренняя воскресная Москва. Морозно и пустынно. Можно снимать фильм о ядерной зиме. Постепенно город обрастает людьми. Особенно это заметно по мере приближения к метро. Люди еще сонные, но начинают копошиться, торопиться, суетится…. Вот и пошли первые автомобильные скандалы. Водители ругаются, бессмысленно, но обильно посыпая друг друга оскорблениями. Главнее должен выглядеть тот у кого дороже машина. Но, не выглядит. Выглядит глупее. Странная манера понимания правоты. По цене автомобиля. Если перевести просто на деньги, то это будет казаться верхом несправедливости. Даже наоборот если ты богат, то ты должен как-то скукожится, чтобы тебя никто не замечал. Чтобы ты не мозолил глаз трудовому народу. А если ты за рулем, то все переворачивается. Если ты за рулем дорогой машины с мигалкой, тебе можно все. Дальше с уменьшением цены автомобиля привилегии растворяются. И вот ты за рулем Оки. Стой смирно, в углу, и никому не мешай. Да наплевать на правила! Ты главное не мешай. Не создавай себе проблем! Оставим автомобилистов на растерзание ГАИ и вернемся в метро. Тут хорошо. Тепло. Запах…. Непонятно что это за запах. Что-то железнодорожное. Приятный запах детства. Мы жили не далеко от железнодорожной станции. Люди разные. Большинство в скверном настроении. Это понятно. Настроение не может быть радостным в воскресенье утром в метро. В это время можно радоваться постели: теплой и уютной. С горячей чашкой ароматного кофе с молоком. Непременно с молоком. Молоко в такой ситуации смягчает переход между пробуждением и неизменной необходимостью включения в повседневность. Впрочем, попадаются и те, кому хорошо. Я, к примеру, еду играть в футбол. Люблю это время. Люблю Москву. Спокойную и несуетливую. В воскресенье утром. Впрочем, люблю и суетливую в будни. Хороший город. Живой.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

И настигло москвича возмедие…

Покидая город Тирасполь (что в Приднестровье, и это важно) я предчувствовал неприятности. Однако я полагал, что неприятности будут с электронным авиабилетом, заказанным через Интернет. Вот почему-то мне так казалось. Несмотря на то, что билеты через Сеть я покупаю довольно часто. Но, я ошибся. Неприятность была не в билете. Она была в белой рубашке с погонами прапорщика и шевроном молдавской погранслужбы. Молодой человек, носивший все это великолепие на себе, с неприязнью поглядел на меня и сразу взял в оборот. – Регистрация? Откуда взялась мода на эту регистрацию я понять не в силах. Теперь регистрируют все. Украинцы, приднестровцы, молдаване все требуют заполнения каких-то бумаг. Многие, как бы понимая всю нелепость процедуры, напирают на то, что она несложная, как будто это наделяет ее хоть каким-то смыслом. Я могу понять требования властей страны, куда все хотят попасть и надо эти миграционные потоки как-то ограничивать и классифицировать. Однако какой смысл в регистрации, если из страны убегает даже проживающее там население. Неужели власти полагают, что на среднюю зарплату в сто пятьдесят долларов клюнут народные массы россиян и европейцев? Говорить же о регистрации как о инструменте борьбы с преступностью просто смешно. Возможно, эта мера направлена на борьбу с иностранными разведками? Ну, посмеялись и хватит. К теме. Регистрации у меня не было. Точнее она была. Я как честный человек всегда соблюдаю законы. Въехав на территорию Молдовы точнее Приднестровья, которую Молдова считает своей территорией, а Приднестровье плевать хотело на то, что считает Молдова я, сделал так как меня просили мужчины с автоматами и в форме, а именно зарегистрировался. Однако при выезде с территории Приднестровья регистрацию изымают все те же мужчины с автоматами. И попробуйте им не отдать. Однако то место где кончается Приднестровье, по мнению приднестровцев как раз является серединой Молдовы по мнению молдаван. То есть одни мужчины в форме и с автоматами утверждают, что я покидаю суверенное государство, а через сто метров стоят другие мужчины в форме и с автоматами (и откуда они понабрали столько формы?) и, помахивая автоматом, убеждают меня, что я в середине Молдовы и тут мне вообще ничего не угрожает. Чего они все стоят с автоматами, если никому ничего не угрожает, остается загадкой. Я как мог объяснил все про регистрацию и ее отъем молдавскому пограничнику. – Вы меня не поняли, – с ледяной вежливостью перебил меня он. – Мне нужна регистрация, а не объяснения, почему ее нет. – У меня ее нет потому, что у меня не было возможности сделать молдавскую регистрацию на территории ПМР. – Вы должны были доехать до ближайшего пункта контролируемого Молдовой и там сделать регистрацию. – Ну откуда я это мог знать? Я регистрируюсь в опорном пункте милиции по месту пребывания. – Но мы не контролируем эти территории. – Но я тем более их не контролирую. – Послушайте. – Все своим лицом демонстрируя ненависть ко мне сказал пограничник. – Вы нарушили закон республики Молдова. И я не имею права вас пропускать без регистрации. – Ну я никак не могу выучить все  законы страны в которую прибываю на 10 дней. Вы же должны это понимать. – У вас в Москве, когда я был тоже ни черта не понять. Однако меня штрафовали и изгоняли, невзирая на это. И тоже никто меня понимать не собирался. – Если в Москве что-то по-идиотски устроено, то совсем не обязательно это копировать. Это во-первых. А во-вторых, если вы думаете, что не допустив меня на рейс вы сделаете плохо только мне вы ошибаетесь. Денег на билет у меня больше нет. Я с ребенком. Идти мне некуда. Я буду звонить в посольство России, там буду послан нахуй, но при этом запишу разговор на диктофон. Я работник СМИ и у меня есть возможность вытащить эту историю в эфир. Скандал я устрою, и главным его виновником будете вы. Так что плохо будет не только мне, но и вам. Пограничник посверлил меня взглядом порабощенного народа,  поставил печать в паспорт и кивнул мне на проход. Мы прошли. Страж границы вышел из своей будки и протянув мне паспорта строго напутствовал. – Я вас понимаю, но это вас не оправдывает…. Постарайтесь больше не нарушать законов нашей страны. – Клянусь. И мы разошлись недовольные друг другом.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Анекдот

Человек покупает сигареты. На пачке написано «Курение может стать причиной имптенции». Человек возвращает пачку продавцу: – Будьте добры, дайте что-нибудь с «раком легких»
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Точность формулировки

Вчера захожу в сад за ребенком. В раздевалке дети веселятся и что-то активно обсуждают. У шкафчика моего сына одиноко лежит комбинезон. Ребенка нет. Тут ко мне подбегает маленькая девочка и орет что есть мочи: – А Аркашу порезали! Я потихоньку выпадаю в осадок. – Как порезали? – Ножом! – девочка возбужденно улыбнулась.- Его Данила порезал! Я обернулся, посмотрел на ревущего тут же Данилу и столкнулся взглядами с молодой мамочкой, которая расширив глаза испуганно смотрела на меня. – Как порезали? – тупо переспросил я. – Я вообще не в курсе! – испуганно ответила она, напялила на ребенка шапку и вылетела вон. Я начал умирать когда откуда-то, с радостным визгом, выскочил вполне здоровый и веселый Аркадий. Оказывается эти дурни раскрутили точилку для карандашей и один другому полоснул по руке. После чего, истекая кровью, продолжили увлеченно рисовать. Когда к воспитательнице подбежала та же девочка и проорала, что Аркашу порезали она чуть не двинулась рассудком. А когда она подошла к детям и увидела стекающую по рук кровь…. Скажем так: нежные чувства к Даниле переполнили ее душу. Вот как важно научить детей правильно формулировать свои мысли. От этого иногда зависят жизнь и психическое здоровье их родителей!
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn
Читать вторую часть. Приднестровские пограничники лениво осмотрели меня, потом Валеру, потом снова меня. Бегло оглядели машину. Ничего из увиденного их не привлекло, и они вяло попросили заполнить регистрационную форму. Мы заполнили, что-то оплатили и уже без остановок прибыли в Тирасполь. Празднование, как таковое, ничего особенно яркого в себе не несло. Точнее, оно было радостным, праздничным, с купанием в реке, шашлыками, вином и массовым семейным, и потому бестолковым, футболом. Но чего-то интересного для уважаемого читателя, тем более, нового, невиданного, там не было. Как бы ни было прекрасно, а надо было собираться в обратный путь. Ведь я смог вырваться всего на несколько дней. Брат как-то мимоходом попросил забрать некоторые его вещи. Я как-то мимоходом согласился. Он забрал ключи. Я пошёл прогуляться. Прогулявшись, я вернулся домой. При подходе я заметил какую-то машину, показавшуюся мне знакомой. Она была доверху набита какой-то хренью. Приблизившись, я сообразил, что машина это моя, а хрень- это, как выразился мой брат, «некоторые вещи». Расстроившись, я поплёлся домой отсыпаться. Ведь меня ждал явно нелёгкий день. Утром, расцеловавшись с родителями, я уселся в машину и тронулся в путь. Первые пятьдесят километров были прекрасны. Было не самое раннее утро, светило солнце, ещё не было изнуряющей жары, но уже и не знобило. Я был полон сил и готов к борьбе. В общем, было хорошо. Таможенник уже не обладал тем ленивым взглядом, которым он сопровождал меня при въезде, каких-нибудь шестьдесят часов назад. Он был бодр и напорист. –    Что везёте? – подозрительно прищурился он, заранее зная, что я скажу невнятную глупость. -Личные вещи, – предсказуемо ответил я. –    Ясно. – Таможенник, видимо, ожидал от меня более остроумного ответа. – На осмотр. Вон там площадка. Выкладывайте всё, я подойду, будем осматривать. Я послушно подъехал к площадке (ржавой железной скамейке, сваренной неумелым сварщиком) и выложил всё, что было в машине. Тут было много интересного. Много интересного для мамы двух девочек (девичьи вещи), для домохозяйки (кастрюли, постельные принадлежности), даже для детского психолога ((профессия жены брата- книги, распечатки, записки, конспекты). Единственное, для кого здесь ничего интересного не было, это для таможенника. Что он,видимо, и осознал, бегло оглядев скамейку. –    Оружие? Наркотики? – он нежно поглядел на меня. Я вежливо промолчал. –    Если оружие есть, советую сбросить…. – нагнувшись ко мне, доверительно предложил таможенник, совершенно меня ошарашив. -Что? – не сразу дошёл до меня смысл его слов (мотив, честно говоря, не дошёл до сих пор). -Там, – он указал в сторону украинской границы, – всё равно всё найдут. Советую сбросить. –    Что сбросить? –    Оружие. –    Да нет у меня! –    Ну и хорошо, если нет. А если есть, то лучше сбросить. Я промолчал. Он внимательно посмотрел на меня. Потом обиженно бросил: –    Ну как хотите. Вам же хуже. Проезжайте. Я в каких-то пятнадцать минут уложил (на самом деле, конечно, просто закидал, но я в этом никому никогда не признаюсь) всё в машину, предъявил пограничникам паспорт, сдал «регистрацию» и выехал за границу Приднестровья. Украина встречала щёлкающим семечки пограничником, который, вежливо сплюнув шелуху, приподнял шлагбаум. Пятнадцать минут в очереди, и я оказался на таможенном контроле. Молодой, по всей видимости, не очень опытный таможенник заглянул в машину и задал самый тупой вопрос, который я слышал на таможне. –    Это всё ваше? Острить я не стал. Молча кивнул, подтвердив его слова, чем, видимо, поставил его в тупик (интересно,  он думал, что я начну отказываться и кричать, что всё это мне подсунули?) Несколько секунд он почесывал мозгохранилище, а потом удалился в будку. Через минуту из будки вышел таможенник с опытом работы в глазах. Он оглядел меня, машину и снова меня. –    Декларацию заполнили? –    Нет, – мягко улыбнулся я. – Нечего декларировать. –    Ну, машину обязательно надо задекларировать. А заодно и это всё…. Мало ли…. Он улыбнулся, предвещая  экзекуцию, сунул мне бланк декларации и указал место, куда мне припарковаться, чтобы её заполнить. Что оставалось делать.? Я подчинился грубой силе. Самое сложное в украинской декларации– это полное отсутствие русских слов. Украинского языка я не знаю. Английского тоже. Мне от этого ужасно стыдно, однако стыд мой никоим образом не улучшает процесс понимания. Спросить не у кого (попробуйте на любой постсоветской границе спросить что-нибудь у пограничника (таможенника). Самое легкое, что вас ждёт, – это его удивлённый взгляд. Кое- как я заполнил сей документ и двинулся к опытному таможеннику. Он стоял у будки и всё время, пока я заполнял декларацию, наблюдал за мной, видимо, полагая, что я вот-вот расколюсь и с плачем побреду сдаваться властям. Я сунул ему декларацию, и он жадно принялся её изучать. Впрочем, через минуту уже он смотрел на меня удивлённым взглядом. –    Это всё? – он был явно разочарован. –    Всё…. – мне было стыдно. Разочаровывать его я не хотел. –    Домашний кинотеатр – двести долларов, личные вещи – двести долларов и автомобиль? – для чего-то перечитал декларацию он. Видимо, думал, что у меня слабая память, и я подзабыл то, о чем писал две минуты назад. –    Ещё денег: пятьсот долларов, двадцать пять евро и тридцать шесть российских рублей. – Я улыбнулся демонстрируя дружелюбие. Таможенник огляделся и, указав мне на площадку для осмотра, попросил проехать туда. На площадке мы стали выкладывать сумку за сумкой. Я выкладывал, а специалист таможенной службы за мной наблюдал. К опытному таможеннику присоединился ещё один антиконтрабандист. Они оглядели одну сумку, вторую. –    Слушай, – обратился второй к первому. – Давай вон там смотреть, тут неудобно. – Он указал на столик, находящийся примерно в тридцати метрах от машины. –    Давай, – согласился опытный. И, повернувшись ко мне, продолжил, – значит, берите сумочки и тащите вон на тот столик. –    Может, я подъеду туда? –    Нет, ехать не надо. Так несите. И я стал таскать. Сумки были тяжёлыми, мне было неприятно их таскать на тридцатиградусной жаре, но я справился. При этом я постоянно поглядывал в сторону обыскивающих, потому как боялся какой-нибудь гадости с их стороны. Ведь как существую я, обычный человек, в постсоветском государстве? Я- боюсь! Кого? Конечно же, государства. Разве вас не охватывает дрожь, когда вас останавливает сотрудник ГАИ. Или милиционер на улице. Мне лично сразу не по себе. Уж не знаю, откуда это повелось, но, если вас останавливает милиционер, вряд ли с вами случится что-то приятно. Или с кем-то случалось? Ну да я отвлёкся. В общем, я постоянно смотрел в их сторону, перетаскивая сумки, и опасался, что они мне подбросят наркотики, ну или что-то подобное. Из-за того, что сумки были довольно тяжёлыми,  таскание получалось у меня крайне неловко. Особого  внимания опытного таможенника удостоилась сумка с конспектами. Он удобно уселся и добрых два часа просматривал конспекты, распечатки из Интернета, книги. За это время я извёлся абсолютно. Взяв новую бумажку, он обязательно уточнял у меня, не знаю ли я, что это за документ. Получив отрицательный ответ, он начинал читать. Через два часа он закончил изучение курса «Практическая детская психология» и разрешил мне грузиться. Потом он составил документ, что меня осмотрели и дал мне его подписать. –    Мне-то зачем? – не уловил смысла я. –    Ну как? Мы же вас осмотрели? –    Вы осмотрели, вы и подписывайте! –    Но мы же осмотрели вас! – продолжал настаивать пограничник. –    Ну и что? – продолжал упрямиться я. –    А то, что если вы не подпишите, я вас никуда не пропущу! – нервно сказал, как отрезал, опытный таможенник и. видимо, не очень опытный дебатёр. Ну что мне оставалось делать? Пришлось снова уступить грубой силе. Итак, к часу дня я прорвался через внешнюю границу Украины, оставив на ней одного перепрофилированного во что-то полезное специалиста (хорошо бы получить компенсацию с Украины за ускоренный курс переподготовки), и двинул в глубь суверенной территории. Два километра прошли относительно спокойно. Потом образовалась пробка. Был длинный, очень романтичный спуск, на котором очень хотелось разогнаться, что есть мочи. Однако препятствий было целых три. Ограничение скорости в тридцать километров в час, двойная сплошная линия, разделявшая две полосы разных направлений, и грузовик с прицепом, ползший впереди со скоростью, указанной на знаке. Я почувствовал неладное и обгонять не стал. Нас, таких чувствительных, набралось машин пятьдесят. Мы ползли, сознавая свою правоту. Некоторые не выдерживали и лихо обгоняли всю пробку. Спуск длился примерно километр. За спуском стояло сразу две машины ДАИ, у которых в томительном ожидании толпились невыдержанные водители. Грузовик, не особенно стесняясь, припарковался прямо у, прости Господи, даишников, водитель выскочил из машины и сразу двинулся  к инспектору. Они улыбались друг другу так широко, что складывалось ощущение, что рты их вот-вот порвутся. Впрочем, отследить этого я уже не мог. Действие знака закончилось, и мы все резко прибавили скорость. Проехав Одессу, я выскочил на замечательную трассу Одесса-Киев и утопил педаль в пол. Повторюсь, трасса там просто замечательная. Максимальная скорость, с которой я ехал, доходила до 170 километров в час. Мне стыдно, так как я являюсь категорическим противником нарушения ПДД. Однако соблазн был велик. Машина шла ровно, как будто дороги не было вовсе, и я летел в безвоздушном пространстве. У кого машины помощнее, обходили меня и вовсе на недопустимой скорости. Делали это легко, и я им по хорошему завидовал. Отдельно надо сказать о водителях, предупреждающих нас, нарушителей, о постах ДАИ. Их много. И постов, и нормальных водил. Попался я всего один раз и то по глупости. Проезжая населённый пункт, я ехал как положено- с двадцатикилометровым превышением скорости. Оно не наказывается. До знака, оповещающего об окончании населённого пункта, оставалось метров двести. Я стал набирать скорость, и тут же был за это наказан. За пятьдесят метров до знака выскочил даец (чёрт их знает, как их называть!) и палочкой указал мне моё место на планете. В отстойнике. Я покорно припарковался, достал документы и дружелюбно протянул их пятидесятилетнему сержанту. Сержант принял, бегло оглядел права, техталон и по- доброму посмотрел на меня. –    Так хорошо ехал… вначале, я уж подумал: це не наш клиент. А ты, хоп, и восемьдесят четыре…. – Для наглядности сержант сунул мне в нос «пистолет», на котором высвечивались электронные цифры 84. –    Это я? – включил дурика я. –    Вы, вы. Кто ж ещё. – Он оглянулся. На дороге было довольно оживлённо. Сержант поморщился. –    Не я это! – нагло заявил я. –    А хто ж? – поморщился сержант. –    Ну мало ли…. Мало ли на кого вы тут направили, а мне показываете. –    Так…. Не ты мне тут это…. штраф давай. Сорок гривен! –    Нет, погодите, – не успокаивался я. – Вы мне докажите, что это я. Видео давайте. –    У нас видео не треба! –    Что значит не треба? У вас не треба а у меня треба! – не унимался я. –    Ты там у себя трэбуй! А у нас не трэбуй! – весело улыбнувшись, сказал сержант и, кивнув в сторону будки, захихикал, – вон у меня, вишь, начальство, денег ждёт! –    Нету у меня денег, – я глянул на начальство. Начальство в лице капитана добродушно улыбалось. –    Нету…. Ни у кого нету. Давай регистрацию, я те туда печать поставлю, пока не оплатишь, из страны не выпустят. –    Что ж мне жить что ли тут оставаться? –    А мне всё равно! Хошь, оставайся. –    Я не хочу! –    Тогда сорок гривен! – не унимался сержант. Хотя справедливости ради надо сказать, что тон его становился всё добродушнее и добродушнее. –    Нету у меня! – снова соврал я. – Нету! –    А на бензин? –    На бензин есть. Только куда я без бензина? –    Да, без бензина плохо…. – Сержант задумался, видимо,вспомнив что-то личное, и протянул мне документы — Вот из- за таких, как ты, я этому трагладиту, – он кивнул на капитана, – из своей зарплаты вынужден деньги отдавать. Езжай. Больше не превышай! –    Не буду! – я улыбнулся смешливому добродушному сержанту и быстренько удалился. Самое интересное по дороге от Киева до границы с Россией– это абсолютное отсутствие указателей. То есть, указателей очень много. Они обозначают маленькие деревушки, какие-то городки и хутора. Однако, где находится Москва, прояснить невозможно. Нет ни одного указателя. Я даже испугался, в ту ли сторону я еду. Потом выяснилось, что ехал я правильно. Объяснить, с чем связано отсутствие указателей, очень просто.  Но я не буду. Кому это непонятно?! Как бы там ни было, а до границы я доехал. На этот раз очереди не было. Вообще. Моё прибытие невероятно возбудило всю украинскую таможню. При въезде на таможенный пункт молодой круглолицый специалист, тщательно сверив все документы, неожиданно попросил у меня внутренний паспорт. Я, честно говоря, ожидал многого, но про паспорт внутренний (при наличии заграничного) вопроса не ждал. – Зачем? – А что нету? – улыбнулся пограничник. – Нет, нету…. Пограничник посмотрел в моё водительское удостоверение  и, считав оттуда мои имя и отчество, поднял на меня свой довольный взгляд. – Подойдите ко мне, Андрей Валерьевич. Я подошел. Пограничник, самодовольно улыбнувшись, ткнул пальцем в доверенность на автомобиль, где были указаны данные внутреннего паспорта. – С вами, как на фронте, никогда не поймешь, чего вы выкинете в следующую секунду.  Решил больше не миндальничать я. В конце концов, что они могли мне сделать? Не выпустить с Украины? – Но ведь нарушение налицо? Вы же это понимаете? – Погранец был доволен собой и ему было абсолютно наплевать на меня. – Знаете что? Я за неделю пересекаю границу Украины  четвертый раз. А вопрос этот возникает в первый. При этом один раз я проехал через этот пункт. И всем было наплевать на отсутствие паспорта. – А когда через нас проезжали? Я назвал число, и пограничник признал, что в этот день была страшная, как он выразился, запара. – …поэтому вас и пропустили… – И поэтому же выпустили в Кучургане, а потом впустили обратно там же…. – Ну я тут при чем? – прикинулся дурачком поганичник. – Они не заметили, ошиблись, я их ошибку исправил. – А в чём ошибка-то? Вы полагаете, что я эту машину угнал и гоняю на ней туда сюда через восемь границ? – Кто знает. Закон есть закон! – с пафосом закончил он и тут же перешел на быструю торопливую речь. – Ну как решать вопрос будем? – В установленном законом порядке. – Зло отрезал я и вышел из его будки. Через минуту он вышел вслед за мной. – Мы можем вас на трое суток задержать. Больше не можем, но на трое можем. – Валяйте, если заняться нечем. – Пойдёмте, я вам протоколы дам. Заполните. – Я писать не умею. Так что заполняйте сами. – Ну вы и нахал! – пограничник был расстроен. – Я нахал? Это я стою и улыбаюсь, обнаружив ошибку в документах? Это я вымогаю?…. – я махнул рукой и отвернулся. “Оскорбление и клевета” не входили в мои планы. Вообще я заметил, что, если не давать им взятки, они пропустят и так. Им наплевать на то, кто вы и что везёте (если вы, конечно, не везёте что-то вообще кошмарное). Вся их миссия состоит в том, чтобы стрясти с вас деньги. Если это не удастся, то вопрос номер два- побыстрее вас отсюда сплавить, чтобы вы не мешали «работать» дальше. Тем более, им не охота возиться с вами три дня и заполнять все эти протоколы. Так что я был практически уверен, что меня скоро отпустят. Мой опыт меня не подвёл. Через тридцать секунд пограничник сделал суровое лицо и, предупредив меня о невозможности таких нарушений и также указав мне, что при повторении такого случая он будет суров и обязательно меня арестует (сколько раз я слышал эту фразу!),  вернул мне документы и пропустил непосредственно на пункт проверки. Там были мои старые друзья- попрошайки. Они, конечно же, меня не узнали и дежурно попросили десяточку. Я отказал. Они не расстроились. Весело назвали меня жлобом, бегло оглядели всё, что было в машине, и пропустили меня дальше. В очередной раз предъявив паспорт, я был освидетельствован на предмет моего совпадения с фотографией и выпущен с Украины. Какая же меня одолела радость! Тот несчастный километр между границами я был действительно счастлив. Но Родина не дремала. Она встретила меня суровым, перекошенным от презрения ко мне лицом и общефизическим недовольством двадцатилетнего лейтенанта, которого она поставила охранять границу. Молодой человек слишком буквально понял свою задачу и охранял родину ото всех. Несмотря на то, что машин было всего около пяти, пограничники умудрились создать из них очередь. Впереди стоял итальянец и что-то пытался объяснить, просунув голову в будку пограничника. Как они объяснялись, понять было невозможно.  Итальянец говорил по-итальянски, наш, естественно, по-русски. Переводчик итальянца сидел в его машине и грустно созерцал звёзды. Иногда итальянец поворачивался к нему и что-то уточнял. Переводчик грустно объяснял, и итальянец с жаром кидался в бой. Но выиграть этот бой у русского пограничника не просто. Украинцев же тут вообще за людей не считали (впрочем, это только первое впечатление, немного понаблюдав, я понял, что за людей здесь принимают только сотрудников погранпоста). Они стояли и покорно ждали, пока пограничники находятся туда- сюда. Ходили они медленно и очень важно, очевидно выполняя важные государственные дела. Ко мне приблизился уже упомянутый мною молодой сотрудник таможни. Я протянул ему заполненную декларацию. – Что везёте? – сухо спросил он, думая о чём-то своём. – Личные вещи. – Нельзя. – Не глядя вообще никуда, произнёс он. – То есть, как это нельзя? –  опешил я. – По закону! Я так растерялся, что даже не знал, что ему сказать. Почему нельзя везти личные вещи в своей машине в свою страну. К себе домой!!! Таможенник, видимо, угадал ход моих мыслей и равнодушно пояснил: – Не более двадцати килограмм. Всё ,что сверх этого, облагается пошлиной: четыре евро за килограмм. – Включая меня и машину? – съязвил я. Таможенник скучно растянул губы, показывая что он “в восторге” о моего остроумия. Такой мерзости я не ожидал даже от Родины. Мысленно прикинув сумму, я решил остановиться на двух вариантах. Либо отобрать двадцать килограмм самого ценного, а остальное выбросить здесь. Второй вариант- наорать на лейтенанта и отказаться платить. Пусть подают в суд. У обоих вариантов были вполне очевидные недостатки. Расставаться с имуществом не хотелось, тем более не хотелось судиться. Но все мои размышления прервал лейтенант, который видимо читал мои мысли. – Да я вас вообще могу не впускать! – Нагло заявил он. “Что поделаешь? Родина! Может и не впустить. Нет, не по закону. Не по понятиям. Просто не впустить. Руководствуясь ничем. Просто импульсное желание сделать нехорошо. Придурок. Но денег я,, один хрен не дам!!!”- примерно так двигалась моя мысль, пока этот двадцатилетний полководец без особого любопытства на меня смотрел. – Ладно, перепишите декларацию, не пишите все это. Только машину. Я уселся снова переписывать декларацию. Непонятно, зачем изводить столько бумаги, если они все данные всё равно заносят в базу данных. Ещё непонятнее, зачем это делать так часто. Я понимаю, если просят  задекларировать транзитный автомобиль. Но зачем декларировать автомобиль, который и так стоит на учёте в ГИБДД, плюс официально расторможен и куплен у официального дилера. Или чем больше бумаги изведём,тем больше рабочих мест создадим? Заполнив декларацию, я снова подал её таможеннику. Он, не глядя, поставил печать и направил меня к пограничнику. Тот всё ругался с итальянцем. Я протянул паспорт. Он принял, сунул его в какой-то аппарат, сверил фотографию с лицом итальянца и, шлёпнув печать, вернул мне паспорт. Из-за машины итальянца, выехать было невозможно. Я попросил пропустить меня. Пограничники сказали ,что он, итальянец, уже заканчивает. Разница между Украинским пунктом пропуска и Российским– в скорости передвижения пограничников. На Украине вас быстро оббегают и при этом всё время ласкают взглядом, то ли оценивая благосостояние, то ли решая, стоит ли связываться. Российскому пограничнику этим заниматься лень. Тут все делают лениво. Мне кажется, что и в туалет они ходят с большим одолжением. “Ну ладно, так и быть – пописаю”, – всем своим видом как бы говорят они унитазу. Украинец же бодро заскакивает в туалет и весело кричит унитазу: “Эгей, радуйся, я сейчас в тебя пописаю, и это будет стоить тебе всего десять долларов!”. Подчёркиваю, речь идёт только о сотрудниках пограничных пропускных пунктов. Я прождал полчаса и попросил снова. На этот раз мою просьбу удовлетворили, и я проехал последнее серьёзное препятствие на пути домой. Сразу за пограничным постом я залил полный бак бензина и рванул в сторону Москвы прямо по стиральной доске, которую у нас, в связи со скромным кругозором, принято называть дорогой. Ехать тут с превышением обозначенной правилами скорости было невозможно. Наверное,поэтому и отсутствовали соответствующие знаки. Власти как бы говорят тебе: «Пожалуйста, едь как тебе нравится. Можешь даже превысить…». Хотя, возможно, это какая-то секретная программы подготовки космонавтов на случай «Звёздных войн». Не знаю. Знаю только, что это всё что угодно, но не дорога. Странные вещи стали происходит с указателями. Двигаясь по дороге, я увидел указатель. На указателе было обозначено направление движения на Москву и на Брянск. Ну, я, как нормальный человек, которому надо в Москву, поехал по направлению, указанному на информационном табло. Но не так проста логика наших дорожников. Проехав километров двести, я заподозрил неладное. Сверился по карте. Оказалось, надо было ехать на Брянск, потому что это была прямая дорога на Москву, а указатель на Москву не врал, он и вправду указывал дорогу до столицы. Только объездную. А дорога на Брянск на самом деле проходила рядом с Брянском, и, чтобы попасть в Москву,надо было ехать на Брянск, а чтобы попасть в Брянск, надо было, по всей видимости, отыскивать партизанские тропы. В общем, пришлось дать круга километров триста- четыреста. Утром я был в Москве. Завёз всё братово барахло брату, приехал домой и с удовольствием выспался. Так что, благодаря таможенникам, пограничникам, гаишникам и нашим российским дорожникам,  приятное автомобильное путешествие превратилось в неприятное. Или лучше сказать, приятное, но с большим количеством неприятностей, организованных вышеозначенными гражданами. Конец.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Душители свободы

Впервые эта мысль пришла Семочке в голову во время чтения газеты. Он четко помнил этот момент. Семочка ехал в метро, читал любимую свою ”Новую газету”- статью о региональных выборах. На переезде между станциями ” Парк Победы” и “Киевская” он прочел фразу президента о выборах. Выборы были скандальными. Впрочем, любые выборы – скандал. Как без этого. Но эти последние… Они были вопиющими. Безобразными. Покрытыми толстым слоем сладостных речей лидеров Великой партии о Великой победе Великой страны. Врали великие люди бессовестно. Глядя прямо в объективы телекамер, рассказывали о победах, которые, благодаря им свершились, о дорогах, которые уложились, о продуктах, которые удешевились и так далее, по всему спектру. И казалось бы, выйди на улицу и убедись в обратном. И времена не советские – говори, что хочешь (только не в телеэфире). Ан- нет. Великая партия великой страны (как они сами себя величали) пользовалась все большей и большей популярностью среди населения. И вот, сидя в вагоне метро, Семочка прочел высказывание президента о приемлемых результатах выборов, несмотря на неприемлемые нарушения. ”Да он – придурок” – подумал Сема, но тут же спохватился. – ”А можно ли так думать? Ну, или ладно, думать мне не запретишь. А можно ли вслух назвать президента “придурком”? Вот выйти, к примеру, на площадь и сказать: “Президент, мол, придурок!” В этот момент поезд прибыл на станцию, и Семочка выскочил из вагона, позабыв о своих терзаниях. Вечером, сидя перед компьютером, Семочка вернулся к своим безобразным размышлениям. Ему пришла в голову мысль опубликовать свой тезис о президенте в собственном блоге. С одной стороны, его блог посещало всего несколько человек в день, так что риск был невелик. С другой, уже было немало примеров, когда в малопосещаемом блоге писали что-то резкое, за что авторов, если не сажали, то долго и муторно таскали по милициям и судам. В этом был ,правда, небольшой положительный момент: блог моментально становился настолько популярным, что серверы не выдерживали. Еще бы! – Прямая реклама федеральных каналов. Но…! На кой такая реклама нужна, если в рекламе тебя обвиняют в экстремизме и еще пяти статьях уголовного кодекса. Если размышлять здраво, то те блогеры обвиняли милиционеров. А Сема хотел назвать придурком президента. Другой, как говорится, уровень. Хотя милиционеры более впечатлительные персоны. А президент, он… президент. Сразу голову оторвут. Вот и выбирай, про кого говорить. И тут Семочке в голову пришла замечательная, как ему тогда показалось, мысль. Ведь он не собирается уточнять имя президента. Вот взять и создать заметку под заголовком ” Президент-придурок!” или ”Придурок-президент” или еще лучше ”А президент-то у нас, придурок”. И все! В заметку ничего не писать. Пусть, кто что хочет, тот то и думает. Может, он про предыдущего президента. Хотя нет, за того скорее посадят. Но и до него был президент. И раньше еще. А президенты компаний? Их тысячи. Опять же президенты соседних государств. Мало ли, про кого он. И Семочка решился. Создал запись, озаглавил ее ”Президент – придурок” и, не написав ни строчки, опубликовал. Два дня он мучался. Ему казалось, что его преследуют. За ним слидили какие-то странные люди. Впрочем возможно они следили и не за ним. Возможно они вообще не за кем не следили. Семочка понимал это когда заставлял себя успокоиться. Но как только он успокаивался новая волна паники медленно но неуклонно накрывала его. И в эти минуты ему казалось, что за ним следят на улице, в кафе, в институте. Даже в Сети отслеживают и каким-то образом фиксируют, а иногда и блокируют его IP адрес. Один раз ему даже показалось что его веб камера поменяла положение, пока он отходил в туалет. Проанализировав ситуацию он пришел к выводу что слышал как камера при повороте жутковато жужжала, хотя в обычной жизни она поворачивалась бесшумно и только с помощью ручного поворотного механизма. Апофеозом этого кошмара стал вечер третьего дня. Семочка вынужден был задержаться на работе. Возвращался он поздно. Двигаясь по полутемным пустынным улицам своего спального района он наткнулся на двух здоровых ребят, которые зачем-то попросили закурить. Семочка не курил. Телосложение имел хилое и шансов на победу в столкновении с крепышами не видел. Был конечно маленький шанс в неожиданности. Однако, неожиданно сбежать было некуда, а неожиданно напасть на людей которые в свою очередь собираются напасть на тебя довольно сложно. Тем не менее Семочка не увидев другого выхода с криком: ”Получайте душители свободы” кинулся на первого крепыша. Сильно ударил его кулаком в лицо, попытался напрыгнуть на него, однако крепыш увернулся, но повел себя при этом странно. Странно для уличного хулигана. Он заплакал и стал кричать, что у него теперь будет синяк. Его товарищ с молчаливым спокойствием шагнул вперед и коротко и точно врезал Семочке по лицу. Семочка немного пролетел, упал и потерял сознание. Очнулся он в больнице. Прямо перед ним, нежно, по отечески улыбаясь, сидел мужчина. Мужчина был старше Семочки лет на десять. Семочка подумал, что мужчина сотрудник известно каких органов. Натолкнуло его на эту мысль именно приятное лицо и добродушная улыбка незнакомца. – Ну-с. Рассказывайте. – Гэбист открыл блокнот и собрался записывать. – Чего рассказывать? – сбившись на предательский фальцет, спросил Сема. Он трусил. Ему было от этого стыдно, но сделать что-то с предательски ползающим по животу страхом он не мог. – Все! Все как есть рассказывайте! – мужчина стал серьезен. – Иначе мы просто не сможем вам помочь. ”…стать полноценным членом общества” – непонятно откуда всплыла фраза в голове Семы. – ”И что теперь делать? Рассказать все как есть? Может за добровольное признание дадут условно? Или послать его и вообще не отвечать на вопросы? Второй вариант хорош, но не для меня.” Семочка набрал в грудь воздуха и вывалил все. Как ему пришла в голову эта идиотская мысль про президента. Теперь мысль и в правду казалась идиотской. Как он долго не решался ее опубликовать. Как придумал глупые оправдания и опубликовал, и как он теперь обо всем этом сожалеет. Как он любит президента и ненавидит всю маргинальную шваль вместе взятую. Незнакомец внимательно его выслушал, не записав при этом ни слова. Когда Семочка остановился, незнакомец улыбнулся и представился. – Я капитан Порейко. Московский уголовный розыск. Северо-западное отделение. Вас вчера вечером обнаружили во дворе дома с небольшими повреждениями в области головы. Вот собственно это меня и интересует. Кто и за что вас избил. А что вы там думаете о президенте меня волнует в последнюю очередь. Точнее это меня вообще не волнует. По правде сказать я еще хуже о нем думаю. Сема облегченно вздохнул и рассказал всю правду о своей вечерней прогулке, во время которой он наступил на притаившуюся в темноте крысу, потерял равновесие и ударился сначала о дерево а потом о бордюр. Капитан кажется ему не поверил, однако остался удовлетворенным. Поблагодарил Сему и вышел. Больше глупые мысли Семе в голову не приходили.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Нестабильность

Как-то сидя за столом стал свидетелем интересной беседы. За столом, вместе со мной, обедало пять человек. Точнее, я к ним подсел так как мест в ресторане отеля совсем не было. Беседовали три мужчины и две женщины, лет примерно сорока пяти пятидесяти. Может немного постарше. Перед ними стояло тарелок десять двенадцать переполненных едой, фруктами и различными десертами. – …стабильность была, – услышал я окончание фразы подсаживаясь за стол. – Лучшее время было. Мужчина излагавший свою точку зрения был большой, сильный и с виду совсем не глупый. Высказываясь он поглощал один шашлык за другим, аппетитно запивал все это красным вином, и заедал многочисленными салатами и закусками, аккуратно разложенными на припаркованных тут же тарелках. Он видимо был заводилой беседы, остальные внимательно ели, согласно кивали и не подавали признаков несогласия. – Вот я при Брежневе в Аэрофлоте работал. – Продолжил мужчина, плавно переходя к десертам. – Получал сто пятьдесят рублей, и был уверен в завтрашнем дне. А сейчас что? Ну работаю я на Боинге? Ну и что? Где уверенность? – Да, – согласился один из сотрапезников. – Путевка раньше стоила, скажем, двадцать рублей. – А если в профсоюзе на предприятии брать, то и вообще пять рублей. – Поддержала его женщина. – Ну, по пять не было. – Вступился то ли за современность, то ли за Советскую власть третий мужчина. – Может и не было. Но было дешево! – энергично поедая фрукты, не унималась дама. – А сейчас что? Что же сейчас узнать мне так и не удалось, все пятеро, покончив шашлыками, салатами, закусками, красным вином, десертом и фруктами двинулись к выходу из ресторана пятизвездочного отеля на средиземноморском побережье Турции. И мне стало жаль этих людей, так искренне страдающих от нестабильности в таком ужасном месте.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

opera_01

1. КАБИНЕТ ОПЕРОВ. ВЕЧЕР. КОНЕЦ РАБОЧЕГО ДНЯ. ПЕРСОНАЖИ: НАСТЯ, СОРАТНИК, ДУКАЛИС. Милицейская фуражка (снято так что не понятно на кого она одета). Рука поправляет фуражку. ГОЛОС ДУКАЛИСА:  ВО…, ВОТ ТАК ХОРОШО…. Панорама по кабинету. На шкафу стоит бюст неандертальца с милицейской фуражкой на голове и скрученной, десятирублёвой купюрой в ноздре. Панорама влево. На стене плакат: «Хочешь на свободу? Дай ему взятку!». Стрелка под надписью указывает вниз. Камера панорамирует вниз. Под стрелкой сидит Соратник. ГОЛОС СОРАТНИКА: (понятно, что зачитывает с листа) …В РЕЗУЛЬТАТЕ ЧЕГО Я ПОЛУЧИЛ МНОЖЕСТВЕННЫЕ ОСКОЛОЧНЫЕ РАНЕНИЯ….  (поясняет)  ЭТО ОН ОСКОЛКАМИ ОТ БУТЫЛКИ ПОРЕЗАЛСЯ. (усмехается)  ОСКОЛОЧНЫЕ РАНЕНИЯ, ВОТ СУКИН СЫН.  (продолжает читать) … РАНЕНИЯ В ВИДЕ СЕМНАДЦАТИ С ПОЛОВИНОЙ ПОРЕЗОВ НА ЛИЦЕ И ДРУГИХ МЕСТАХ ТЕЛА…. НУ КАК? А? (хвалится) СЛУШАЙТЕ ДАЛЬШЕ! ДУКАЛИС:  НУ, СЕМНАДЦАТЬ ПОРЕЗОВ Я ПОНИМАЮ. НО СЕМНАДЦАТЬ С ПОЛОВИНОЙ…. НАСТЯ:  ЭТО ОН ШИШКУ ЗА ПОЛПОРЕЗА ПОСЧИТАЛ. Настя и Дукалис вопросительно посмотрели на Соратника. СОРАТНИК: МОЖЕТ И ТАК. (продолжает читать) …ТАКИМ ОБРАЗОМ, СОТРУДНИК МИЛИЦЕЙСКОГО ЧИНА КРАЙНЕ НЕОТВЕТСТВЕННО ОТНЁССЯ К СВОИМ ОБЯЗАННОСТЯМ… НАСТЯ: (скептически)  МИЛИЦЕЙСКОГО ЧИНА…? СОРАТНИК: …ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ГРАЖДАНИНА ВЕЛИКОЙ ДИРЖАВЫ. (операм) ДЕРЖАВЫ ЧЕРЕЗ «И». ДИРЖАВЫ. (продолжает читать) В СВЯЗИ СО ВСЕМ ВЫШЕ ПЕРЕСКАЗАННЫМ, Я ПРОШУ ВАС, ТОВАРИЩ НАЧАЛЬНИК МИЛИЦЕЙСКИХ ОРГАНОВ, ЛИШИТЬ СОТРУДНИКА МИЛИЦИИ СОРАТНИКА ВСЕХ ОБЩЕГРАЖДАНСКИХ ПРАВ, А ТАКЖЕ, ГРАЖДАНСТВА НАШЕЙ ВЕЛИКОЙ ДИРЖАВЫ, И ОТПРАВИТЬ ЕГО НА ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВЫЕ РАБОТЫ В ЛЮБОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ПО ВАШЕМУ ВЫБОРУ. (оглядывает всех)  НУ КАК? ДУКАЛИС: ДА, ЭТО КРУТО! ДАЖЕ НА КАЗАНОВУ ТАК НЕ ЖАЛОВАЛИСЬ…. НАСТЯ: А НА НЕГО ОЙ СКОЛЬКО ЖАЛОВАЛИСЬ… А ЧТО МУХОМОР? ОРАЛ? СОРАТНИК: НУ ТАК… (Соратник неопределённо пожал плечами). СНАЧАЛА ПОСМЕЯЛСЯ, ПОТОМ ПООРАЛ. Я, ГОВОРИТ, ТЕБЯ ДОУЧИВАТЬСЯ ОТПРАВЛЮ…. НАСТЯ: ДОУЧИВАТЬСЯ? СОРАТНИК: АГА, В НАЧАЛЬНУЮ ШКОЛУ. ДУКАЛИС: (Дукалис оглядел оперов) РЕБЯТ, А МОЖЕТ ПО ПОВОДУ УДАЧНОГО ИЗБАВЛЕНИЯ ВАНИ ОТ ТРУДОВОЙ ПОВИННОСТИ ПО ЧУТЬ-ЧУТЬ? А? НАСТЯ: (посмотрела на часы) ТОЛЬКО НЕ ДОЛГО. ДУКАЛИС: ВОТ И ЛАДНЕНЬКО. ВАНЬ, ТЫ У НАС «ПОВОД», ТАК ЧТО ДУЙ В МАГАЗИН. СОРАТНИК: (высокомерно) АНАТОЛИЙ, Я ВСЕГДА ЗНАЛ ЧТО ВЫ МЕНЯ НЕДООЦЕНИВАЕТЕ… На последних словах он достает из под стола три бутылки пива. ДУКАЛИС: (восхищённо) НУ, ВАНЯ! НУ, ЧЕЛОВЕК! ЭХ, ЖАЛКО АНДРЮХА В КОМАНДИРОВКЕ, ЩАС БЫ…. НАСТЯ: (возмущённо)  ЧТО ОПЯТЬ ИЗ ГОРЛА? НЕТ! ВСЁ! НАДОЕЛО! Я ВСЕ-ТАКИ ДАМА! СОРАТНИК:  (пафосно)  МИЛАЯ НАСТЯ! (Соратник достаёт из под стола бокал.) СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ВАС Я ПРИГОТОВИЛ ЭТОТ ИЗЯЩНЫЙ БОКАЛ. (смотрит на бокал)  ПРАВДА НЕМНОГО ПЫЛЬНОВАТ… Я  СХОЖУ, ПОМОЮ…. Соратник выскакивает из кабинета. Дукалис с довольным лицом открывает пиво, но тут дверь снова распахивается, и обернувшиеся на звук опера видят заметно погрустневшего Соратника.   НАСТЯ: ПОМЫЛ? СОРАТНИК: (грустно)  ПОМЫЛ. (Соратник отходит в сторону, в проёме стоит улыбающийся Тёткин.) ТЁТКИН:  ЧТО ПРАЗДНУЕМ? (Пауза, подходит и берёт бутылку. Все смотрят на Тёткина)  СОБИРАЙТЕСЬ. ТРУП.
Мне нравится!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • LinkedIn

 

Прочее

  • Вход
  • Яндекс.Метрика